?

Log in

[sticky post] May. 9th, 2017


Желающих пофрендиться прошу отметиться здесь

О разочаровании

Я пронулся полупростывшим сегодня, с сухим кашлем и насморком, и не собирался никуда выходить, надеясь только на то, что к завтрашнему дню буду способен куда-нибудь вылезти. Ну, не куда-нибудь, а по конкретному адресу к конкретному человеку, но этот пост совсем не о том.

Проснувшись, увидел сообщение от первого контакта у меня во френдлисте: "Я дома. Если возжелаешь увидеться, сделай это сегодня)"
Мы договаривались об этом целый месяц с перебивками то на одно, то на другое, и я решил, что сейчас тот самый, как будто бы в чем-то уже последний момент, когда действительно стоит повидаться.
Выпил чаю с имбирем и медом, побрился и через какое-то время уже был относительно в норме.

Доехал за час. В Дёме ужасно холодно по сравнению с центром из-за ветра.
Пока ехал, подумал, что почему-то прежде ни разу не натыкался на кого-либо из демских знакомых на улице. Забежал в Байрам за сметаной к борщу, вышел и увидел здоровую, высокую женщину в красной куртке, идущую в мою сторону - Жара. Поздоровались, перекинулись парой слов и я пошел дальше. Сильно охуел, пока дошел, так как ледяной ветер задувает под шапку и мне неслабо давило на клапан выпитым на дорожку чаем.

В очередной раз я забыл номер квартиры. Никогда его не помнил и вряд ли могу назвать более двух-трёх раз, когда я, побывав там, подумывал возвращаться уходя оттуда.

За последние полгода, если не больше, разговоры, которые я мог бы обозначить как дежурные, не изменились нисколько. Разве что в этот раз я прервал и попросил сменить тему на ту, которая не касается меня лично и которая могла бы таким образом полезна кому-то, кроме меня. Мне же эти разговоры никогда никакой пользы не приносили и даже напротив. Она немного оскорбилась.
Через какое-то время после этой подножки я поведал немного о том, чем я сейчас занимаюсь, чем увлечен или кем и так далее. Выдал достаточно осторожно, как следует выдавать людям вроде бы близким, но давно уже не тем, кому можно доверять заветное.

После я, как обычно, получил кучу информации о людях, которые вряд ли чем-то интересны мне и с которыми я никак не хочу пересекаться, пусть даже заочно это происходит.
Надо заметить, есть люди, которые любят обсуждать других людей; есть те, кто восстанавливает события прошлой пятницы или пятого класса; есть те, кто обсуждает явления и идеи. Мне приятнее последнее.

Я вспомнил, как вечером седьмого числа я приехал потусоваться с ночевкой, но чуть было не сорвался домой, не прощаясь. У меня был повод - самое идиотское, что вообще можно было услышать, и что я не буду записывать здесь, чтобы, я надеюсь, однажды напрочь забыть и не иметь возможности вспомнить.
В тот момент все довольно явно посыпалось. Я охуел и смеялся. Затем, как я говорю, "крестиком обвел".
В этот раз я не услышал того же самого, но "уезжаю в Краснодар в апреле".
-- Ты будешь писать мне письма?
-- Нет, я же кот.
-- Ты не кот.
-- Готовлюсь им стать.
-- А вот Xxxxxx расплакался в ответ.
Признаюсь, меня можно подловить с мокрыми глазами даже за музыкой, слишком удачно попавшей в момент, но плакать я не умею. Плакать же в такой ситуации я счел бы для себя унизительным.
Я почувствовал примерно то же, что бывает, когда нечаянно уронишь давно уже треснувший стакан. Упал, разбился, вроде жалко, так как привык к нему, но по-хорошему давно пора было его выбросить.

Слушаю этот, как обычно, бойкий галдеж, что-то отвечаю, не особо обращая внимания, что именно я говорю. Отрываюсь от телефона, смотрю ей в глаза и вижу две блестящие стекляшки. Чуть больше года назад там была глубина, в которой можно было видеть отсветы молний, а сейчас просто две блестящие стекляшки, за которыми все те же расщепленные на кучу осколков, но большей частью предсказуемые мысли и реакции. Что-то вроде неисправного робота, которому одна инструкция велит починиться, а другая запрещает всякое вмешательство.

В какой-то момент я все же дал себе вовлечься в разговор, уцепившись за что-то, и стал спрашивать о том, к чему вообще ведёт вся её жизнь, и ведет она совсем не туда, куда моя. Её будущее - это одна сплошная мечта о лучшем настоящем, тогда как моё - бесконечные попытки делать заметные зарубки на деревьях, осознавая, что обратно я этим путем не пойду.

Все произошедшее за вечер я охарактеризовал бы даже не как одно большое разочарование, так как очарование прошло давным давно, оставив за собой неизвестно что, а как досаду и даже в некотором роде скорбь по общему будущему, которое было разбито на две еще шевелящихся, но бесполезных относительно целого половинки.
Когда мы говорили о тех редких людях, с которыми можно остаться навсегда, я копался в телефоне и мне попалась картинка, похожая на "Любовников" из колоды Таро. Между любовниками, окруженными зверями и колоннами, располагался меркуриев Кадуцей над символом знака Близнецов, а вместо ангела гермафродит: два торса - женский и мужской - сходящиеся вместе к тазу и имеющие одну на двоих пару ног; за ними разводит крылья двухглавый орел.

В какой-то момент она предложила массаж. Кажется, это наш главный общий интерес, так как массаж - это то, что было у нас всегда, не приедалось и никогда не становилось хуже. У меня до сих пор стоит купленная для неё прошлой весной бутылка парафинового масла, которая с той поры почти не потратилась. Когда я покупал эту бутылочку, она казалась одной из множества, а стала чуть початым напоминанием о том, что мне есть о чем жалеть.
Я размял её, как мог, и когда мы поменялись местами, она сказала, что отвыкла видеть перед собой такую бледную кожу. Чуть проведя ногтями, удивилась цвету следов на моей коже - они достаточно красные.
Я в свою очередь не могу сказать, привык или отвык, так как не думал об этом, но заметил и не стал говорить о том, что она, будучи у меня в руках, уже не дергает за живое и практически не вызывает никакого желания. У нее все такая же приятная восковая кожа, но и только. Полагаю, это следствие описанного разочарования и даже отвращения.
Год назад она была самой красивой из всех, а теперь она просто красивая из множества красивых. Более того, поминая треснутый стакан, в отличии от прочих, её изъяны мне известны.

Копаясь в телефоне и отвечая сообщения, я стал раздражаться, что не нахожусь дома и не делаю это в комфорте. Это в особенности касалось тех сообщений, которые здесь и сейчас важнее всего написанного и сказанного прежде той, у кого я в этот момент находился.
Поймал себя на том, что хожу с телефоном по комнате туда-сюда, будто готовясь сорваться в любой момент, что я и сделал.

Вокруг скачет её дочь, пришедшая к тому моменту. Сначала она радовалась и стеснялась, но позже, вероятно уловив мое настроение или то, что я намылился сваливать, изменилась в голосе. Мне стало любопытно, как она запомнит меня, и сам вспомнил один почти невнятный случай из своего детства (мне, как и ей сейчас, было3-4 года), когда к отцу в гости пришел друг со своей девушкой. Я подбегал и упирался локтями ей в колени, затянутые в какие-то особенно блестящие колкотки, а отец и его друг шутили по поводу её ног. Я не очень понимал, но улавливал, что улавливают даже домашние животные, насмешку. Зрительный образ и стыд сделали свое дело, отложив во мне небольшой фетишок.
Естественно, далеко не сразу я понял, но, вероятно, благодаря тому, что я помню этот случай, мне проще было понять, как это работает.

Собрался, попрощался неожиданно для себя сухо, как если бы хотел скорее сбежать, скорее дойти до остановки, доехать до дома и оставить всё произошедшее там, откуда сбежал.
Дорожка до остановки сильно завалена снегом и я вспомнил, какими эти места были прошлой весной. В Дёме красиво на мой вкус - напоминает Черниковку, но с чем-то диковатым и болотным, менее городским. Сколько-то раз я действительно был счастлив, возвращаясь этой дорожкой, но не потому, что я возвращаюсь домой, а из-за того, откуда я возвращаюсь. В этот раз я только и думал, что это один из последних, если не самый последний раз, когда я оказываюсь в этих местах, так как у меня больше не будет повода там бывать. Даже попади я в те места, вряд ли мне захочется оказаться в месте, которое еще несет в себе что-то приятное для меня, и таким образом добить последнее ценное из всего, что осталось.

Бывают дни, когда встаешь не с той ноги. Всё не так и всё не то. Настроения нет и кто-нибудь обязательно норовит сделать еще хуже. Бывает, хуже становится и когда пытаешься сделать лучше, как-то исправить положение.

А бывает, что всё хорошо, замечательно поспал, встал с той ноги и прямо в говно, подскальзываешься и расшибаешь себе что-нибудь. Сегодня я наступил в говно.
Не буквально, конечно.

-----
Вчера же было совсем не так. Не сказать, что лучше, но практически все, с кем я списывался, рассказывали о том, что день, скажем так, кривой. То же справедливо и в отношении меня.

Проснулся я в каком-то почти маниакальном настроении, в каком меня носило в окружении розоватых облачков до самого вечера, пока меня немного не пообломали. Не то, чтобы я не мог догадаться, а для этого я вполне располагал фактами, но не догадался. Мне стало слегка досадно и как-то смешно при этом.

Маша приободрила меня, сказав "не обращайте внимания". Это простой и хороший совет, так как прежде я не обращал внимания и делал то, что делал, покуда это возможно. Наглость и упрямство, хах.

О людях и отвращении

Предполагаю, что через какое-то время у меня из головы вылетят события, которые стали причиной поста, и я не оставлю даже самому себе намека на то, о чем пишу, но сейчас мне важно оставить это здесь, раз уж оформил.

У меня на вопрос "почему нет?" есть один простой ответ. Кое-кто умеет мастерски, в пару слов просрать доверие, накапливаемое неделями.
Здесь нужно обратить внимание на одну мою особенность - я часто воспринимаю всё достаточно буквально и делаю это неумышленно. Просто вот так это работает: что-то попадает внутрь и переваривается именно таким образом и дает соответствующий эффект. Я далеко не всегда могу остановить это вовремя, а чаще разбираюсь уже с последствиями отравления.

Итак, в очередной раз пара капель доверия, выжимаемых неделями, испорчены в один момент.
Что дальше? Я злюсь и раздражаюсь, причем качество меняется с каждым разом. Как следствие, я разочаровываюсь, а злость и последующее разочарование с каждым следующим разом все быстрее ведут прямиком к отвращению. Отвращение - это то, что сложно вытравить доверием, которого и так кот наплакал.

А дальше? Я могу "обвести крестиком", "закрыть глаза и может быть оно уйдет", просто наплевать. Ничего с человеком не сделать уже и, черт с ним, одним меньше. Не смотря на это, то, что было сделано в один момент, продолжает отравлять меня и я говорю о той моей особенности воспринимать всё буквально.

Вот я снова тут, разочарованный и даже не столько уже в человеке, что куда хуже, а в себе. Теперь мне придется снова зализывать это, чтобы с трудом подвести себя к тому, от чего это разочарование так легко меня уводит. Вероятно, как только я сделаю это, последует очередная подножка или выдернутый из под задницы стул.

К слову, очень может быть, что нечто во мне пользуется всем этим, как поводом для того, чтобы не доползать до той заветной точки, как бы мне этого не хотелось, но это результат того, что я описал выше, и происходило это много раз. Прежде я был наивнее, куда самоувереннее и потому руки делали, голова не думала и в этом куда больше было игры, чем работы. Сейчас над моей шеей топором висит то, что когда-то было топором в руках.

Word для нот: обзор нотных редакторов

Вопрос навеян несколькими ситуациями, когда мой собеседник на предложение набить что-то, чтобы распечатать или отправить кому-либо, понятия не имел, в чем и как это делается.

Те, кто занимается этим достаточно часто, полагаю, назовут Sibelius или один из продуктов Finale, Notion и так далее. Человек, который разве что смутно догадывался о возможности набивать ноты на компьютере и которому, скорее всего, это нужно всего на пару раз, вряд ли соберется покупать какой-либо из этих продуктов. Высока вероятность, что такой человек не разберется даже с тем, чтобы отыскать и воспользоваться пиратской версией, которую обычно нужно лечить (я, конечно, не предлагаю, но возможность не упомянуть нельзя).

И как это сделать это быстро, бесплатно и с возможностью экспорта в PDF или открытый и общеупотребимый формат вроде MIDI или MusicXML?

Продолжение в блоге.

Наблюдение

Удивительное дело: куда чаще я оказываюсь предметом чьей-то ревности, а не желания.
Гораздо чаще, насколько я могу судить с моей недоразвитой, искусственной эмпатией.

Помогать чьей-то любви разгораться, полагаю, дело благородное, но благородное в том случае, когда делаешь это целенаправленно. Я же просто оказываюсь подвернувшимся поленом, брошенным в костёр.

Обнажает ли это какое-то мое качество или описывает образ? Если это такой случайно сложившийся образ, сколько он вызывает симпатии и сколько неприязни? Если не образ, а качество, хорошо ли оно хоть чем-нибудь?


Это картина некоего Роберта Картера. Ей здесь быть.

Подрастаю

Случается еще так, что я летаю во сне.
Сегодня мне снилось, что я взлетал невысоко над полом и, застыв в воздухе, скользил по нему, обгоняя пьяных и шумных людей.
-- Э, какого хера?!
-- Ну а чоб и нет?

Потом я прощался с ними, подлетал высоко посреди этого не то помещения, не то бутафорского городка с разноцветными гипсокартонными домами, улетал дальше и, будучи один в совершенно незнакомом месте, не мог найти выход.

Tags:

Прямо сейчас

Я понятия не имею, зачем я это делаю. Не уверен и в том, что это нужнее именно мне.
Так или иначе, прямо сейчас нет в мире человека слабовольнее меня и я поддаюсь, как кролик, загипнотизированный удавом. Хуже всего в этой ситуации, наверное, то, что перспектива быть съеденным меня совсем не пугает.

Очень тяжело представить, чем закончится день.

Der Kuss

Днем я отключился надолго, просыпался часов в шесть-семь, ложился снова и спал до половины одинадцатого. Я спал долго и для режима моего это никак не лучше, никак его не выправляет.

Мне снился сон, полагаю, знаковый даже. Последним из него, что я помню, было нечто неопределенное во фреш-маркете Центрального рынка. Он был больше похож на склад: картонные коробки, полные печенья и конфет, стояли на тележках. Над этой грудой, как извозчик, сгорбившись сидел бесформенный и бесполый продавец, замотанный в темную одежду. Не уверен, что мне нужно было что-то купить именно здесь и чего я вообще искал.
Я ощущал неопределенность и комфорт одновременно.

Почти сразу я оказался в компании каких-то людей, не то зашедших что-то прикупить, но то собиравшихся здесь, чтобы уйти. Они были относительно яркими и интересными, пусть и воспринимались как компания какой-то панкоты и распиздяев. Мы стояли, я крутил головой по сторонам и в этот момент у меня было ощущение, что стоим мы уже на верхнем этаже, где фудкорт, а не внизу на этом базаре. Справа я ощутил знакомое прикосновение, безмерно привычное и удобное, но она не взяла меня под руку, как всегда делала, а положила руку на плечо. Не знаю почему, но мы были чуть ли не одного роста, хотя IRL она ниже меня.
Ощущение было как приятным, так и каким-то безысходным одновременно: что бы там ни было, ты рядом и я не хочу ничего делать с этим, не могу и не стану сопротивляться.
Я прижался головой к её плечу и, надо сказать, IRL я не знал никого, с кем я мог бы лежать в такой позе долго и с комфортом почти потустороннего качества.

Так, положив руку мне на плечи, она повела меня в сторону от этой компании. Почему-то я не знал, куда деть правую руку. Сперва я обнял её за талию, но на ней было много одежды и это оказалось как-то неуклюже и неудобно. Потом я попытался засунуть руку с себе в карман, но и так, с торчащим в сторону локтем, это не вышло удобным. Когда я решил просто свесить руку, она притянула мою голову к своему лицу и поцеловала меня.
Это был выстрел наповал, но только на мгновение. Во время поцелуя я почувствовал неприятный соленый вкус, как если бы она ела что-то перед этим и не вытерла губы. Вкус, правда, никак не напоминал что-либо съедобное.
Что-то не так было и с зубами. Я видел их перед собой, как "видишь" языком наощупь во время поцелуя. В серой темноте рта они торчали криво, будто нацелившись на меня, и, будучи все же белыми, имели оттенок грязи, скопившейся в водопроводных трубах.
Я проснулся на этом моменте, почти как если бы падал или умирал во сне, когда ситуация становится непродумываемой дальше.

Проснувшись, долго гонял чаи и трепался с Катей. Не знаю почему, но в разговоре она как-то выдернула меня на эту тему, хотя прежде мы особо не касались этого и не обсуждали дольше двух предложений. Возникло ощущение, что они успели поболтать или же Катя говорила об этом с какими-то общими знакомыми.
После этого она рассказала несколько ситуаций из своей жизни и людях, окружавших её в то время, которые обнадеживают: все это никак не касается меня, у меня нет нужды выбираться из чего бы то ни было, и всё, в чем я оказался на тот момент, просто дурная возня с теми, кто живет такой возней. Я оказался там по ошибке и мне там не место. Бравада?

Latest Month

February 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Teresa Jones